Ужасы Плавска

   Командующий 10-ой Армией, освободивший посёлок Плавск, в ту пору ещё генерал Голиков Ф.И. в книге "В Московской битве" писал: "В городе наши части освободили 840 пленных красноармейцев. От них мы узнали, что в Плавске находился лагерь советских военнопленных. Сначала их насчитывалось несколько тысяч. К моменту освобождения города уцелели только эти. Выживших в плену красноармейцев бойцы 10-й армии обнаружили в сараях и в большой неотапливаемой церкви у дворца. Около месяца томились они здесь голодные, больные, полузамерзшие, раздетые вместе со своими умершими товарищами". (Глава "Прорыв обороны врага на реке Плава"). Это один из первых прифронтовых лагерей военнопленных, что был освобожден в ходе контрнаступления наших войск в Подмосковье. В лагере томились и местные жители.

Корреспонденция в газете "Известия" "Плавск взят" 20 декабря 1941 г.

  Сегодняшний день на Тульском направлении характеризуется новым успехом наших войск. Крупным событием является взятие г. Плавска.
  Плавск- крупный железнодорожный узел. Город расположен на шоссейной магистрали Тула - Орел. Плавск был базой снабжения и сосредоточения резервов тульской группировки немецкой армии. Район Плавска в системе немецкой обороны занимал особое место. Город имеет прекрасные естественные рубежи, позволяющие вести длительную оборону.
   Бои за Плавск начались два дня назад. Отходя от Богородицка, немцы жгли все на своем пути. В самом Богородицке фашисты не оставили камня на камне. Они взрывали и палили дома. Варвары загоняли в дома местное население и сжигали людей. Не имея возможности эвакуировать свой лазарет, немцы сожгли своих собственных раненых.
  В нескольких километрах от Плавска немцы понастроили ловушки, многочисленные засады, минировали дороги и подходы к ним. Части генерала Голикова в боях за Плавск проявили много мужества, инициативы и военной хитрости. Особенно хорошо показали себя в боях наши конные автоматчики. Они обтекали гнезда сопротивления врага, ставя обороняющихся немцев в критическое, а кое - где в безвыходное положение. Немцы, ведя бои, в то же время днем и ночью жгли город. Огромное зарево освещало все на несколько километров вокруг.
   Однако никакие ухищрения врага не смогли сдержать наступление наших частей. В ночь на 20 декабря наши части сосредоточились для атаки. Город был обойден с нескольких сторон. В 8 часов утра части т. Голикова вошли в город. Немцы бежали на юг и запад, бросая машины, снаряды, орудия, усеивая поля трупами своих солдат.
   Жители Плавска с неописуемым воодушевлением встретили своих освободителей. Красноармейцы выпустили около двух тысяч заключенных немцами местных жителей, которые несколько дней ничего не ели. Только стремительная атака наших войск, обратившая немцев в бегство, спасла узников фашистских застенков от расправы.
 А. Булгаков, спец. корреспондент "Известий". Тульское направление, 20 декабря
.
"Известия", 21 декабря 1941 г. , № 301, стр. 3. Битва за Тулу. Изд. 3- е, стр. 279 - 280.

Из материалов Нюрнбергского процесса

 

   С 27 октября по 20 декабря 1941 года Плавск и Плавский район подверглись оккупации. Здесь фашисты организовали лагерь для 5000 советских военнопленных и местных жителей - гражданского населения Плавска и окрестных деревень, а также соседних районов. Среди заключенных в лагере крестьян имелись и подростки и старики. Первое время местным жителям разрешили забрать оттуда своих родственников, и местные жители спасли часть солдатских жизней, помогая им убежать либо выдавая за своих родственников. Питание составляли две картофелины и немного каши из ячменя в сутки. Воды в лагере не было. Заключённым предлагалось утолять жажду снегом. Наводившимся в лагере крестьянам не давали воды, приказывая утолять жажду снегом. От голода, холода, побоев и пыток ежедневно умирало 25—30 человек. Больных и обессилевших, неспособных выполнять тяжёлую работу, фашисты расстреливали. Если заключенные собирались группой, то немцы стреляли в такую группу без предупреждения. Голодных красноармейцев и стариков, выгнанных их деревень прифронтовой полосы, заставляют идти по 40-50 км, всех обессилевших сразу расстреливают на месте. Вся дорога от Щёкино до Плавска усеяна многочисленными трупами застрелянных немцами граждан из мирного населения" http://nurnbergprozes.narod.ru/011/6.htm. 

 

   Вступив на исходе 20 декабря в Плавск, части 10-й армии захватили много танков, орудий, автомашин, пулеметов и винтовок, большие склады с продовольствием, инженерным, химическим и другим имуществом и освободили 840 пленных красноармейцев и местных жителей из лагеря, который фашисты устроили в Плавске.

Чудовищные злодеяния гитлеровцев

Письмо из действующей армии

/«Комсомольская  правда» от 31.12.1941 года/

 

     20 декабря наши части выбили гитлеровские банды из города Плавска Тульской области.

     57 дней в городе Плавске свирепствовала чума. Её страшные следы видны повсюду. Я приведу здесь только документальные свидетельства, назову конкретные адреса фашистских зверств. Пусть знает о них весь мир.

      В начале декабря гитлеровские людоеды расстреляли в карьерах кирпичного завода колхозного сторожа, семидесятилетнего старика С.З. Баума, и всю его семью. Это преступление было совершено днём, на глазах у мирных жителей. Семья С.З. Баума, ни в чём неповинная, пользовалась большим уважением во всей округе. Фашистские звери умертвили: С.З. Баума, - 70 лет, его жену – 60 лет, трёх дочерей Баума  и пятерых его внучат в возрасте от 4 месяцев до 7 лет. Палачи расстреляли детей на руках у матерей и добивали их на земле. Трупы несчастных несколько дней лежали без погребения.

     Документально установлено, что карьеры кирпичного завода фашистскими мерзавцами были превращены в место постоянных расправ с мирными жителями. Здесь помимо семьи Баума были расстреляны трое работников местной мельницы и несколько групп других жителей города.

  Чудовищные злодеяния фашисты творили в помещении Плавской средней школы и в помещении церкви. Гитлеровцы превратили эти помещения в места утончённых пыток. Вот официальный документ, свидетельствующий о том, что проходило в помещении средней школы и в здании церкви.

Акт

  Мы, нижеподписавшиеся, составили акт о зверском, бесчеловечном содержании немцами пленных военнослужащих Красной Армии.

      В Плавске фашисты устроили лагерь военнопленных в центре посёлка, в церкви, и содержали там людей в ужаснейших условиях. Пленным совершенно не давали пищи, избивали их и расстреливали. Для того, чтобы не умереть от голода, красноармейцы были вынуждены разматывать с ног обмотки, опускать на них через решётку окон на улицу котелки или жестяные банки и просить у прохожих пищи.

      В Плавской школе,  фашисты содержали раненых красноармейцев. Вместо пищи раненым давалось в день по одной кружке необрушенной гречихи  и отрубей. Воды давалось так мало, Что всем не хватало. Тех же, кто имел силы двигаться и пытался выйти во  двор, чтобы утолить жажду снегом, фашисты расстреливали на месте. Так, с 1-го по 19 декабря с.г. было расстреляно 46 человек.

     Никакой медицинской помощи раненым не оказывалось. Не было даже перевязочного материала. Раны гноились, отравляли воздух, и люди погибали мучительной смертью. От необрушенной гречихи было много случаев кровавого поноса, который приводил к гибели пленных. От загноившихся  ран, кровавого поноса и голода с1-го по 19 декабря умерло 187 человек.   

 Трупы зверски замученных фашистами раненных и расстрелянных красноармейцев, обнаруженных советскими частями в Плавске Тульской области во дворе школы, декабрь 1941

Акт подписали бывшие военнопленные, освобождённые Красной Армией:  

 военфельдшер Махров,лейтенант Медведев,младший лейтенант  Николаев,красноармейцы:  Малахов,Власов,Костин,Либик, Плотников, Глуховцев и другие  –   всего 40 человек.

    Уходя из города, фашисты в бессильной злобе взорвали и сожгли все важнейшие общественные здания и жилые дома. От районной библиотеки, двухэтажной средней школы, общежития завода «Смычка» и других зданий остались лишь обгоревшие стены.

    Подобные преступления немцы творили не только в Плавске, но и в окрестностных деревнях и сёлах.                                                                                                                Батальонный комиссар А. Лебедев

                                                                                                                                                          Техник-интендант 1 ранга С. Портасенок

Храм Преподобного Сергия Радонежского, в котором находился лагерь военнопленных в октябре-декабре 1941г.Фото 1941г.

Помещение бывшей Плавской средней школы.

На столбе табличка с надписью: приёмный пункт пленных.Фото ноябрь, 1941г.

 Следующим утром после освобождения тут же, в парке, было решено копать братскую могилу. Покойники были извлечены из-под сугробов и уложены в огромной яме плотными рядами. Павшие солдаты давно были безымянными и закопали их без всяких почестей- просто навалили сверху глыбистой мерзлоты, сладили "высотку" и тем обозначили печальное место.

    В 1949 году в эту могилу было произведено перезахоронение из 66 братских и одиночных могил, расположенных на территории Плавского района и установлен архитектурный памятник, впоследствии это могила стала Братской могилой №2, а сейчас носит название Мемориальный комплекс.

   Семья Баум и другие жители, расстрелянные немцами захоронены в Братской могиле №1 г.Плавска.

 В своей книге "Горелый порох"  Пётр Георгиевич Сальников,уроженец г.Плавска вспоминал:

   ...Командующий 10-й армией, освободившей Плавск, в ту пору еще генерал, Филипп Иванович Голиков в свое время писал: «В городе наши части освободили 840 пленных красноармейцев. От них мы узнали, что в Плавске находился лагерь советских военнопленных...Около месяца томились они голодные, больные, полузамерзшие, раздетые вместе со своими умершими товарищами…».

   Я, как очевидец мук и гибели пленных, клятвенно подтверждаю это печальное свидетельство генерала. Мне, теперь уже на старости лет, все больнее и горше вспоминается та трагическая година. В том, сорок первом, я, пятнадцатилетний парнишка, — не партизан, еще не боец истребительного отряда и, тем более, не солдат действующей армии (моя окопная страда была еще впереди) — тоже был втянут в эту человеческую трагедию. Нет, я не был за лагерной «колючкой», не ходил под дулами немецких автоматов. Но заливался уже не детской слезой, глядя на плачущую мать, когда она заворачивала в тряпицу ломоть суррогатного хлеба с парой мерзлых картошек, отнятых от пяти ртов собственных голодных чад, и, с только ей известным страхом, помолясь, отправляла меня к пленным.

— Иди, сынок, с богом. Передай солдатикам…

Провожая, не раз приговаривала она: «Может, спасутся… В нашей России испокон веков так-то — полуголодная ее половина всегда кормила свою голодную половину». Эти слова я помню, как первый урок в школе.

Конечно же, кусок материнского хлеба не мог спасти тысячи голодных пленников, и, по совету деда, мы, слободская ватажка сверстников, разбредались по улицам Плавска, по окрестным деревенькам и, как говорится, «Христа славя», собирали милостыню на спасение невольников. Плавчане и деревенский люд, сами тужась неметчиной от голода и страха, подавали нам, что могли, веруя во спасение несчастных и себя… Набивши съестными подачками свои котомки, опрометью мчались к лагерной проволоке. Глотая голодную слюну и не смея бросить в рот чужую крошку, вываливали прямо на снег все добытое и потом, под сытый хохот немецких часовых, мы «бомбили» (близко нас не подпускали) лагерников кусками хлеба, лепешками, сырыми и вареными картошками и бураками… Помню, мы не спасли всех. Но немало освобожденных невольников обязаны жизнью милосердию плавчан…

  Во время оккупации, следуя примеру взрослых, подростки тайком доставляли продукты питания парням и девчатам, обреченным на угон в Германию, а также пленным красноармейцам, заключенным в церкви и здании школы. Пионеры приносили вареный картофель, хлеб, молоко, все, что можно было выделить из скудных семейных запасов. Приносили также бинты и перевязочный материал для раненых красноармейцев. Показывали дорогу воинам, бежавшим из фашистского плена.  

 В колхозе им.Карла Маркса, которым в дни оккупации тайно руководила патриотка М.И.Богданова, артельные телята содержались  в тайниках и погребах. Когда в деревню заезжали фашистские реквизиторы, ребята опускались в погреба в тайники, гладили телят, кормили их корочками хлеба, поили водой, чтобы телята своим мычанием не выдали себя немцам. После изгнания фашистов из спасенных телят сформировалось колхозное стадо. 

   В деревне Мармыжи Камынинского с/с немцы пытались мобилизовать группу ребят подвозчиками боеприпасов и продовольствия на фронт под Тулу. Но колхозники А.П.Карасева и М.И. Егоров спасли их: ночью они переправили ребят в недоступное для врага место.

   В деревне Сорочино-Дюково учительница Мария Яковлевна Клепикова организовала подпольный госпиталь для воинов, отставших от отступающих наших частей, разведчиков в тылу врага. Юными санитарами стали местные комсомольцы, учащиеся Иван Чижов, Василий Игнатов, Иван Чернышов и другие. Они заготавливали дрова, продукты, выискивали лекарства, проводили разведку, сообщали о приближении немецких отрядов и помогали прятать раненых. Помогали Марии Яковлевне в уходе за ранеными и ее младшие сестры Надя и Тамара. Также поступили и молодые колхозники Маруськова, Рысева и другие из д.Боняково.

   

Районная газета "Путь к коммунизму" А. Голиков В годы огненные"

Дополнительный материал

Без срока давности: преступления нацистов и их пособников против мирного населения на оккупированной территории РСФСР в годы Великой Отечественной войны. Тульская область: Сборник документов / отв. ред. и сост. Д. Н. Антонов; авт. науч. ст. Е. В. Симонова, И. А. Антонова; авт. археогр. предисл. И. А. Антонова. — М. : Фонд «Связь Эпох», Кучково поле Музеон, 2020. — 568 с. : ил.

Ссылка на материал: https://pobeda71.ru/upload/iblock/024/0240133dcf0047df01676224cb0d097e.pdf